Краткая предыстория готовящейся миссии ExoMars, цель которой — поиск следов жизни на «красной планете» такова: был создан комплекс решений в виде марсохода и стационарной станции(площадки, на которой приземлится марсоход), которые были созданы совместно Европейским космическим агентством(ЕКА) и «Роскосмос» и готовилась к отправке в сентябре текущего года. Притом, ЕКА создала сам марсианский ровер, а отечественная компания, ту самую платформу — станцию, получившую наименование «Казачок».
И всё складывалось хорошо до определённого момента, пока международная ситуация внесла свои коррективы и Россию исключили из ExoMars. В результате сложилась парадоксальная ситуация: ЕКА не может использовать нашу платформу без нашего разрешения, не может без конструктивных изменений отправить миссию на Марс, так как доставка планировалась российской ракетой — носителем «Протон», но и «Роскосмос» без разрешения ЕКА(а оно его не даёт) не может забрать себе платформу «Казачок», которую как мы сказали выше, можно использовать как стационарную научную станцию.
В результате, как оказалось, каждой из сторон будет гораздо дороже и дольше что-то переделывать, чем договариваться. И по данным информационного агентства ТАСС со ссылкой на главу «Роскосмос» — Рогозина, такие переговоры уже начались. Результатом «обмена мнениями» может оказаться даже полноценно реализованная миссия ExoMars в сроки, близкие к назначенным изначально, при этом каждая из сторон после приземления модуля, получит свою часть оборудования: ЕКА — марсоход, мы — научную платформу. Возможен и другой вариант: Россия получает «Козочка» и отправляет его отдельно, а ЕКА создаёт новую платформу и посылает модуль к Марсу на ином носителе.
В любом случае, в очередной раз находит подтверждение аксиома: наука и спорт должны быть вне политики. В противном случае проигрывают все стороны.

Вам может быть интересно: Память DDR5 рекордно подешевела

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *